Надежда Васильева, Microsoft: Жить придется в перманентном кризисе

Надежда Васильева возглавила компанию «Майкрософт Украина» сразу после Революции Достоинства. Новая власть тогда активно привлекала управленцев из успешных отраслей бизнеса, одним из которых стал Дмитрий Шимкив, предшественник Надежды, перейдя на должность замглавы Администрации Президента.Прежде чем стать генеральным директором, Надежда Васильева занимала в «Майкрософт Украина» должность директора по работе с органами власти и учреждениями образования и науки. Предыдущими ее должностями являются пост генерального директора Amway Ukraine и работа в подразделение корпоративного бизнеса в «Киевстар».Будучи представителем крупного бизнеса, Надежда понимает и принципы работы государственного аппарата. Она закончила юридический факультет Киевского национального университета имени Тараса Шевченко и Киевский институт международных отношений.

Имеет огромный опыт общения с представителями госорганов. Надежда Васильева довольно скептично относится к эффективности нынешнего государственного управления в Украине и печалится, что украинский бизнес неправильно понимают суть IT-аутсорсинга и прибыли от него.В интервью Hubs она рассказал о том, почему из-за нынешнего управленческого госаппарата тормозятся реформы, почему нужна стратегия экономического развития и при каких условиях и какого типа инвесторы будут работать в Украине. А также о том – что надо учитывать малому и среднему бизнесу при запуске стартапов.— Надежда, Вы возглавили компанию «Майкрософт-Украина» после Революции Достоинства и являетесь на этом посту, по сути, свидетелем новейшей истории Украины. Что, по Вашему мнению, изменилось в стране за последние годы?— Стоит для начала сказать, что для всей корпорации Microsoft последние два года – также время перемен.

У нас сменился генеральный директор, что ощутимо повлияло на всю стратегию компании: состоялась ротация 40% штата, были куплены и проданы некоторые компании. На более фундаментальном уровне состоялась смена продуктового предложения Microsoft – корпорация перешла от продажи продуктов к продаже услуг. Это очень серьезный сдвиг для компании, постоянно присутствующей в рейтингах Fortune.Для украинского офиса корпорации этот период был тяжелым, если не тяжелейшим. Посудите сами: меняется всемирная структура, меняется Украина как страна и как бизнес, а вдобавок – «трусит» весь регион, за который мы отвечаем.Говоря об Украине, могу, в первую очередь, отметить положительный сдвиг в видении: украинские компании стали рассматривать бизнес стратегически, что приводит к изменениям концепций и бизнес-моделей.

Предприниматели перестали мыслить категориями роста продаж или выхода на новые рынки, речь сейчас идет о смене самого продукта и моделей дистрибуции, целевых аудиторий и способов донесения информации о продукте.Это сформировало понимание необходимости преобразовывать бизнес-процессы и быстро внедрять проекты, что предполагает активное использование информационных технологий.Для «Майкрософт Украина» эти изменения отразились в цифрах. Два с половиной года тому 88% продаж составляли hardware-решения, 3% – software-решения, остальное занимал консалтинг. Сейчас цифры кардинально другие (сейчас на первом месте по продажам направление консалтинга, второе место – у software-решений, на третьем – hardware-решения – Ред.). Причем, если в мире изменения шли 5-7 лет, то в Украине все поменялось за два с небольшим года.Местные компании поняли, что им необходима скорость, которая обеспечивается «облачными» решениями и инфраструктурой, которую можно быстро и гибко масштабировать.

Также пришло понимание того, что жить придется в перманентном кризисе. В этом смысле мы стали объектом пристального интереса Европы. Мы – это не только бизнес, это еще и Украина в целом.Дело в том, что Европу последний год начало «трусить», эта же история ожидает и США. И бизнес начал интересоваться тем, как Украина и местные компании справляются с кризисом.

Нас и наших партнеров часто просят рассказать, как работать в нестабильной экономике: как выживать и при этом показывать положительные результаты.Еще из положительного: в 2017 году в абсолютных величинах объем облачного рынка в Украине достигнет $14,7 млн. Если этот рынок будет прирастать и дальше, то к концу этого года 60% компаний будут использовать «облако», то есть, иметь гибкую инфраструктуру.Надежда Васильева: В 2017 году в абсолютных величинах объем облачного рынка в Украине достигнет $14,7 млн tweet — Будучи заместителем Дмитрия Шимкива, Вы отвечали за связи с государственными органами. Как, по Вашему мнению, после Майдана изменился государственный сектор?— Есть положительные изменения в государственном аппарате.Например, хотелось бы отметить деятельность министра образования Лилии Гриневич, которая очень хорошо понимает, что на сегодня весь наш технический образовательный потенциал – наследие советского прошлого. Нововведения не появляются, а системе требуется обновление знаний, навыков и компетенций.

Новые вызовы предполагают новые ответы. Лилия Михайловна старается систему максимально быстро и безболезненно обновить, насколько это возможно. Мы, как и множество игроков бизнеса, стараемся ей в этом помочь.Также в числе позитивно развивающихся направлений – Министерство экономического развития и торговли. Если нам не будут прямо или косвенно ставить палки в колеса, у нас с МЭРТ может получиться Digital Economy Strategy.Негативом в государственной сфере я считаю то же, что и многие другие IT-компании – отсутствие какой-либо долгосрочной стратегии.

Хотя бы на три года. Для рынка информационных технологий такой вакуум катастрофичен, поскольку наши горизонты планирования составляют как минимум шесть месяцев, а подчас – два-три года.Всяческие изменения в декларировании, в налогах и прочем приводят к очень большим затратам для компаний. Нужна минимальная стратегия экономического развития, чтобы понимать, в какую сторону все пойдет: будет ли экономика сервисно-ориентированная или производственно-модернизированная. Если мы говорим о производстве и модернизации, то это – вклад в инфраструктуру, если же о сервисно-ориентированной экономике, то это – мобильность, трансформационность, IT-услуги.Всего этого нет сейчас.

Нет видения, основанного на наших сильных сторонах.Надежда Васильева: «Нужна минимальная стратегия экономического развития, чтобы понимать, в какую сторону все пойдет: будет ли экономика сервисно-ориентированная или производственно-модернизированная»— Насколько изменился за последнее время уровень взаимодействия и сотрудничества крупного бизнеса, такого как «Майкрософт Украина» и государства?— Для начала скажу так: диалог с государством есть, теперь хотелось бы результативности. Очень много разговоров ведется ни о чем. Крупные компании, особенно в сфере информационных технологий, весьма болезненно относятся к вопросам результативности и продуктивности. В конце концов, наши сотрудники получают почасовую оплату.Для нас переговоры с украинским государственным аппаратом очень затратны: с нашей стороны в них вовлечены очень высокооплачиваемые специалисты, а для госслужащих нормально опоздать на час, не прийти, перенести встречу.Для нас такое поведение катастрофично с позиций продуктивности, эффективности, результативности.

Это время мы могли бы потратить на платежеспособного клиента, на неприбыльную организацию, на проекты в сфере образования.Чиновники этого не понимают – считают, что крупные компании сидят и ждут, когда государство примет какое-нибудь решение. Мы не ждем, мы в это время работаем с бизнесом, не надеясь и не рассчитывая на внимание государства.— Что бы Вы посоветовали украинским властям для создания долгосрочной стратегии, о которой Вы говорили?— Говоря о глобальном уровне, важным является само наличие такой стратегии – пусть не совершенной, но уже хоть какой-то. Следующий уровень – проблема ответственности. Часто правильные и нужные инициативы не реализуются только потому, что чиновники не могут между собой договориться, кто ответственен за результат.Что есть государство? Это представители исполнительной власти.

Они пытаются быть одинаковыми со всеми. А так не бывает, ведь на рынке всегда есть противовесы. Надо определиться: либо открываем конкуренцию, либо очерчиваем рамки.С моей точки зрения, как экономиста, правительство должно договориться с парламентом: у нас авторитарная экономика или либеральная. Если государство договаривается регулировать экономику, то надо собирать за одним столом различные мнения и на их основе принимать то или иное решение.

Если же наоборот, то надо стимулировать конкуренцию.На сегодняшний день у нас – максимально монополизированная экономика. Она более-менее свободна в новых отраслях и сферах вроде информационных технологий, в которых традиционные монополисты попросту не знают, как работать. Все остальные отрасли и сферы монополизированы, в них нет места малому бизнесу.Мы же с позиции корпоративного гражданина страны даем бесплатное программное обеспечение образовательным структурам, неправительственным организациям. Мы даже не говорим сейчас о легализации программного обеспечения – мы понимаем, что сейчас сложно, нужно помогать по возможности.Также «Майкрософт Украина» активно участвует в работе по кибербезопасности.

Это – новая отрасль, растущая огромными прыжками, требующая специалистов. И мы с удовольствием помогаем, где можем, и постоянно предлагаем государству свою бесплатную помощь, которую они периодически отклоняют. Возникает вопрос, почему?Надежда Васильева: «Диалог с государством есть, теперь хотелось бы результативности»— Вы говорите и мыслите, как экономист. Соответственно, к Вам вопрос: как Вы оцениваете инвестиционную привлекательность Украины?— Мы все понимаем, что Украина прошла период серьезного кризиса.

Сейчас завершилось плато, и мы поднимаемся наверх. Если в 2017 г. удастся достичь ожидаемого прироста ВВП в размере чуть больше одного процента, то уже в 2018 году рост будет больше. Практически все «если» текущего года связаны не с экономикой, а с политикой, в частности, с парламентским кризисом.Если же говорить об экономике, то мы видим рост спроса, стабилизацию валюты, рост потребительских ожиданий.

Это же со стороны видят импортеры. Компаний, желающих прийти в Украину, очень много.Проблема в другом: нет понимания, как им инвестировать. Если потенциальные инвесторы начинают общаться с какими-либо государственными службами, это история заканчивается непониманием, коррупцией либо зарегулированностью взаимоотношений.Крупный инвестиционный бизнес появится в Украине, когда будет хороший рост. Бизнес, который в Украине есть сейчас, за последние два года «ужался».

Его задача – выискивать возможности: присутствующие здесь игроки инвестируют во все, что появляется.Компании, инвестирующие в период неопределенности – в основном, это венчурное финансирование. А такое финансирование не идет в зарегулированные отрасли. Любая сфера, желающая инвестиций, должна быть более либеральна. Это понимают в Министерстве экономики, где пытаются улучшить законода



Комментарии отсутствуют

Итоги недели
Новости Крыма
Наши партнёры

UINP в соц. сетях
Официальный информационный партнёр Vidverto.net
Последние новости Украины
© Copyriht 2015