Свастика над Дамаском

Принцип чистоты крови, мистические ритуалы, железный порядок и культ вождя — такой представляется типичная нацистская политическая организация. Сирийская социальная националистическая партия, обладающая всеми этими атрибутами, прошла путь от подпольной организации до незаменимого союзника правящего в Дамаске режима. «Лента.ру» пыталась понять, насколько сирийские национал-социалисты похожи на своих европейских коллег и какую роль они смогут сыграть в послевоенном устройстве Сирии.Солнечным днем 14 февраля 2009 года американский журналист Кристофер Хиченс в компании двух друзей прогуливался по улице Хамра в центре Бейрута, ливанской столицы. Он восхищался ее чистотой и уютом, колоритом множества маленьких кафе и доброжелательностью их хозяев.

Хамра казалось ему чем-то похожей на парижский бульвар Сен-Жермен. Хиченс искал подарок для своей возлюбленной и потому пребывал в прекрасном расположении духа.Но внезапно его внимание привлек плакат, наклеенный на стену одного из зданий. На нем был нарисован черный флаг с белым кругом посередине, в который была аккуратно вписана красная звезда, напоминавшая по форме сюрикен. «Свастика», — подумал журналист.

Он попросил своих спутников подождать, схватил маркер, бросился к плакату и начал выводить на нем нехитрое английское бранное слово из четырех букв. Не успев закончить, Хиченс почувствовал, что кто-то схватил его за воротник рубашки: обернувшись, он увидел разъяренного араба, который свободной рукой набирал какой-то номер на своем телефоне.Невозмутимый полицейский, к которому бросился журналист, помогать иностранцам отказался, и уличный хулиган вместе с подъехавшим подкреплением принялся избивать Хиченса. В конце концов посетители одного из местных кафе начали кричать на смутьянов — те, мол, возмущают общественный порядок — и журналист сумел сесть в такси, получив уже в салоне автомобиля прощальный удар в челюсть. «Сам удар был не очень сильный, но искривленное злобой лицо этого фанатика и его взгляд создавали совершенно адское впечатление.

Такое ощущение, что я смотрел прямо в ствол направленного на меня пистолета или в глаза палачу-истязателю», — вспоминал Хиченс по возвращении домой.Незадачливый американский журналист с обостренным чувством социальной справедливости осквернил символику Сирийской социальной националистической партии (ССНП), чей флаг действительно напоминает нацистский, а «свастика» в центре которого официально именуется «красным ураганом». За свою историю партия прошла несколько трансформаций, многократно запрещалась, а в горниле сирийской гражданской войны обрела значительное влияние.ССНП была основана ливанским журналистом Антуном Саада, выходцем из православной семьи в Бейруте в 1932 году. Изначально она представляла собой подпольную студенческую организацию. «Никогда еще в современной истории Сирии не было лидера, обладающего столь мощным даром убеждения, такой стойкостью, силой духа и харизмой», — писал про него иракский ученый Маджид Хадури.Как отмечает историк Дэниел Пайпс, ССНП обладала тремя определяющими характеристиками: жесткой иерархичностью, требованием глубокой реформы общества на светской основе и идеологией создания «Великой Сирии».В планах Саада было отделить религию от власти, запретить священнослужителям вмешиваться в политику, снять противоречия между религиозными течениями, покончить с феодализмом и создать сильную армию.

На Западе такое политическое течение было бы вполне конформистским, однако для ливанцев и сирийцев оно было в новинку.Ученый Абу Халдун Сати аль-Хусари, идеолог панарабизма (идеологический противник ССНП) отмечал, что она стала первой арабской политической партией «нового типа». «До сих пор в арабском мире нет ни одной партии, которая может соперничать с ССНП в качестве пропаганды, которая задевает и разум, и душу, а также в силе организации — явной и тайной», — писал он в начале 1950-х. По его словам, до национал-социалистов в Сирии и на Ближнем Востоке партии часто создавались для отстаивания интересов конкретного человека, а ССНП стала первым истинно идеологическим политическим объединением.С фашистскими организациями ССНП роднил почти божественный статус основателя, идеология, опирающаяся на мистический национализм, и сама партийная структура. Гимн движения пелся на мотив немецкой мелодии Deutschland, Deutschland, über alles, бывшей тогда гимном нацистской Германии, а для участников было придумано особое приветствие.

Каждый неофит проходил через особую процедуру посвящения, во время которой отказывался от всех предыдущих клятв и объявлял свою верность движению.Сам Саада говорил, что его детище не имеет ничего общего с фашизмом или гитлеризмом, а являет собой самую суть сирийской оригинальности и изобретательности. А «красный ураган», по мнению членов ССНП, не свастика вовсе, а соединение мусульманского полумесяца, христианского креста и древнего сирийского символа.Автор современной версии гимна партии, известный ливанский композитор Заки Насиф, в телеинтервью рассказал, что изначально мелодия гимна была взята из русской песни «Из-за острова на стрежень», написанной на слова поэта Дмитрия Садовникова. Он даже согласился напеть первоначальную версию.С точки зрения сирийских национал-социалистов, Великая Сирия, которую нужно создать, включает в себя территории современных Сирии, Ливана, Израиля, Иордании и части Турции, а также Ирака и острова Кипр. При этом не так важно, какую религию исповедуют жители этих стран — для всех сирийцев, объединенных идеей «расового единства», найдется место под крышей общего дома.Саада считал, что разделение Ближнего Востока на национальные государства, проведенное европейцами после окончания Первой мировой войны, абсолютно искусственно, а идеология панарабизма (объединения всех арабов в национальном государстве) ущербна и нежизнеспособна, потому что арабы — не единая нация.

Сам идеолог ССНП вырос в Египте и чувствовал себя чужаком, несмотря на то, что говорил с аборигенами на одном языке.В соответствии с учением Саада, все сирийцы вне зависимости от религии должны считать себя единым народом — потомками великих цивилизаций древнего Востока (ассирийцев, вавилонян, хеттов и арамеев) — разделенных во времена османского владычества. Это положение обеспечило популярность ССНП в среде православных арабов и католиков-маронитов, но оттолкнуло мусульман-суннитов.Среди последователей Пророка стремительную популярность набирала партия «Баас», выступавшая за арабское единство. На волне популярности панарабизма в 1958 году Сирия и Египет вместе вошли в Объединенную Арабскую Республику. Через три с половиной года проект совместного государства провалился, Сирия в одностороннем порядке из него вышла, что стало значительным поражением баасистов.

ССНП в это время также находилась в кризисе: ее попытка организовать переворот в Ливане в 1961 году была неудачной, и партию запретили и в Дамаске, и в Бейруте.Несмотря на внешнюю вражду, обе политические организации в момент кризиса сблизились идеологически. Британский посол в Сирии и Ливане Дэвид Робертс писал: «Баас разошелся с ССНП и даже запретил ее, но тайно воспринял ее идеи». Национал-социалисты, в свою очередь, взяли на вооружение панарабистские лозунги, чтобы добиться новой легализации, а баасисты, сохранив риторику, гораздо больше внимания стали уделять именно Сирии.Для возрождения движения ССНП решили установить теплые отношения с сирийским лидером Хафезом Асадом. Идеологическое обоснование такого маневра было нехитрым: сильная нынешняя Сирия сегодня — залог появления Великой Сирии завтра.Настоящая «оттепель» для национал-социалистов началась в 2005 году: президент Сирии Башар Асад легализовал ССНП и позволил ей участвовать в выборах.

В 2016-м году она, например, получила четыре места в парламенте страны.Тем не менее, простые сирийцы якшаться с «новым» политическим движением побаивались. Все изменилось с началом гражданской войны: вооруженные отряды ССНП, известные как «Орлы урагана», оказались достойными союзниками сирийской правительственной армии и давали отпор исламистам там, где вооруженные силы этого делать не могли.Для сирийцев вступление в ССНП дает шанс выступить за единство страны вне зависимости от культурных и религиозных особенностей разных ее обитателей. «Я почти не знал о партии до войны, как и все мы, потому что кругом были одни баасисты. Когда началась война, стало ясно, что люди относились к религии не как к вере, а как к чему-то, что их разделяет, а это деструктивно», — рассказал журналу Foreign Policy Ахмад, новобранец ССНП.«Когда протестующие выходят на улицы из мечетей, а не из университетов — это не настоящая революция.

Для нас война в Сирии это не противостояние правительства и оппозиции, а война против самой Сирии, развязанная для того, чтобы разделить страну и отбросить ее назад в Темные века», — сообщил свою очередь Хасан Сакр, глава пресс-отдела ССНП для зарубежных СМИ.По словам представителей движения, у них есть целая сеть лагерей и кружков, где молодежь учат видеть в себе в первую очередь сирийцев, отстаивать светские идеалы и любить свою страну. «Когда кто-то приходит к нам, мы говорим ему оставить за порогом все, что ведет к дискриминации в обществе. Мы работаем над тем, чтобы менять людей изнутри — это помогает делать общество лучше», — поделилась Маха Саид, недавний член ССНП из провинции Хомс. «Мы вступаем в партию не для того, чтобы пойти повоевать и вернуться домой.



Комментарии отсутствуют

Итоги недели
Новости Крыма
Наши партнёры

UINP в соц. сетях
Официальный информационный партнёр Vidverto.net
Последние новости Украины
© Copyriht 2015